Фридман сбежал от «Северного потока — 2». А поцеловать?

18.03.2021 2:04 0

В конце февраля 2021 года нефтегазовая группа Wintershall Dea, на треть принадлежащая осевшему в Лондоне российскому олигарху Михаилу Фридману, внезапно «завершила финансирование» проекта «Северный поток – 2». Переводя со скупого и пресного языка официальных пресс-релизов: Фридман и его немецкие друзья сбежали, испугавшись санкций в рамках закона США «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). Торпедировав таким образом и без того буксующее завершение строительства многострадального газопровода, Wintershall Dea к тому же недоплатили СП-2 как минимум 220 миллионов евро из ранее обещанных 950 миллионов. Комментарий по этому поводу был дан в духе «Кому я должен – всем прощаю»: дескать, всё нормально, ведь Nord Stream 2 больше денег и не просил.

И всё вроде бы понятно. Да, история с Wintershall Dea давно превратилась для Михаила Фридмана из лёгкой прогулки за быстрыми деньгами в затяжную финансовую катастрофу. Сначала «пост крым», затем сразу обвал нефтяных котировок, потом пандемия и срыв уже почти готового IPO, а теперь угроза санкций от США. Все эти события на неопределенный срок отодвигают завершение начавшегося в 2015 году инвестиционного проекта ценой примерно в 4 миллиарда долларов. По состоянию на сегодня – хорошо, если Фридман сможет вернуть хотя бы треть от вложенного. А тут еще его незаживающая рана в США, где вот уже четыре года без особых успехов тянутся суды по поводу включения Фридмана в доклад о российском вмешательстве в прошлые американские выборы. Добавим сюда попытки балансировать между Россией и Украиной, зарабатывая в обеих странах на фоне беспросветного разлада в отношениях между ними. Присовокупим реальную опасность неприятной налоговой реформы в Нидерландах, где «упакованы» ключевые для Фридмана активы. Вспомним про неудачи с инвестициями в Европе, про испанские уголовные дела по подозрению в рейдерстве, — впрочем, лично с Фридмана обвинения вроде бы уже сняты… Тяжело работать в такой нервной обстановке.

Риск попадания под санкции США при таких внешних обстоятельствах дороже принципиальности и последовательности в исполнении обязательств перед российскими партнерами. Поэтому чисто по-человечески бегство Михаила Фридмана от «Северного Потока – 2» можно было бы понять. Понять, простить его за недовнесенные в проект 200 миллионов евро и больше не давить на «больную мозоль» мелочными вопросами о деньгах, обязательствах, репутации, ответственности и т.п. Но в таком случае вот ещё есть вопрос: а часто ли сам Фридман относился «чисто по-человечески» к своим должникам или менее удачливым партнерам в сложных для них ситуациях?

Немедленно вспоминается хрестоматийная история с ТНК-BP, — к слову, во многом заложившая основу нынешнего благосостояния Михаила Маратовича. Примерно начиная с 2007 года и на протяжении последующих 5 лет Фридман и консорциум AAR буквально давили на своих партнеров из британской BP жесткими корпоративными конфликтами. В 2011 году уставшие от этого британцы решили диверсифицировать российский бизнес и вроде бы договорилась о сотрудничестве с гораздо более адекватным партнером — государственной «Роснефтью». Увидев, что жертва ускользает из объятий, AAR повели себя как настоящий ревнивый «абузер»: пригрозили потенциальным участникам нового партнерства судебными исками, многомиллионными штрафами и жесткими санкциями. То есть поступили ровно так же, как действуют сегодня США в отношении неугодного им партнерства по «Северному Потоку – 2».

Вконец отчаявшиеся британцы захотели продать свою долю в ТНК-BP все той же «Роснефти». Фридман с партнерами быстро поняли, что «абузить» «Роснефть», в отличие от английских лордов, будет уже небезопасно. Переобувшись в воздухе, они сами – вместо британцев — продали«Роснефти» свои 25% акций ТНК-BP, получив за них кругленькую сумму в 28 миллиардов долларов.

И где же в этом рассказе хоть намёк на «отнестись по-человечески»? Нет в ней такого. Никто в ней никого не жалел и не «относился с пониманием» к невыполненным обязательствам, а пуще всех упорствовали в соблюдении «буквы» корпоративных договоренностей именно сторона Фридмана. Россия получила по итогам многолетних акционерных конфликтов в ТНК-BP мощнейший удар по международной репутации. А Фридман вынес лишь дополнительные, и, пожалуй, самые большие в своей жизни деньги. Ведь скандалы вокруг ТНК-BP, по оценкам некоторых наблюдателей, значительно повысили цену сделки с «Роснефтью».

Никогда более Михаил Фридман не был так богат, как по итогам той «бесчеловечной» истории. В 2014 Форбс оценивал его активы в 17,6 млрд долларов, в 2015 уже на 3 миллиарда дешевле, а 2020 год Фридман завершил с оценкой в 13 миллиардов долларов. Все эти годы он активно инвестировал за пределами России полученные от «Роснефти» миллиарды. Вкладывался в том числе и в нефтегазовые проекты, включая и ту самую Wintershall Dea, так бесславно завершившую теперь свое участие в «Северном Потоке – 2».

Очень многое про «человечность» Михаила Фридмана могли бы рассказать участники других корпоративных конфликтов и споров с его участием. С начала 90-х годов их было настолько много, что поклонники стали говорить о структурах «Альфы» как о главных специалистах по «пограничным ситуациям», а враги прямо обвинять Фридмана в рейдерстве. Общепризнанное кредо «Альфы» — жесткость и бескомпромиссность по взысканию долгов, без оглядки на личность и должника. Будь то Олег Дерипаска, которому в 2009 году пришлось уволить в России десятки тысяч человек и даже вызвать гнев Владимира Путина, лишь бы расплатиться с Фридманом. Или никому не известный клерк, немного не рассчитавший своих трат по кредитке. «Человеческое отношение» к ним начиналось лишь тогда, когда был закрыт финансовый вопрос.

«Все моё – это моё, а про твоё – ну, давай обсудим», — этой формулой ныне покойного Бориса Березовского можно описать ситуацию, сложившуюся вокруг Wintershall Dea и ее сотрудничества с «Газпромом». Снова, как и в давней истории с ТНК-BP, Россия получает болезненные удары по репутации и видит злорадство внешних врагов. А Михаил Фридман, как пока видится, не несет потерь. Для «человеческого» разговора не мешало бы внятно объяснить общественности: кто, кому и сколько остался должен, кто и какую именно ответственность понесет за отказ от своих обязательств. Вряд ли бы немцы и Фридман отказались от своей прибыли, если бы всё с «Северным Потоком – 2» пошло по плану. Так нет ли теперь желания поучаствовать в убытках? Но вместо этого Wintershall Dea уже как ни в чем не бывало заявляет о планах на новые проекты с «Газпромом»: например, по «альтернативному» использованию газотранспортной системы для того, чтобы перекачивать по ней водород. Что называется, «с особым цинизмом».

Источник: https://iarex.ru/news/80131.html

Источник

Предыдущая новость

США гадают: Какая страна скрыта под вымышленной «Вейшнорией» на российско-белорусских учениях «Запад-2017»? Американские эксперты оценили российскую самоходку «Спрут-СД» Эстония предоставила свою территорию НАТО для нападения на Россию Эрдоган подлизывается к Путину Лукашенко пообещал испортить настроение главе МОК

Лента публикаций