Посол Ирана в России Казем Джалали: «Санкции создали экономику сопротивления»

18.01.2022 19:33 0

К первому визиту президента Ирана Сейеда Ибрахима Раиса в Россию Институт международных политических и экономических стратегий РУССТРАТ взял интервью у посла Ирана в России Казема Джалали.

На этой неделе президент Исламской Республики Иран (ИРИ) Ибрахим Раиси посетит Россию. Визит – важнейший, о чем говорят не только его предварительные оценки в Москве и Тегеране, но и тот геополитический момент, в который он происходит. Иран участвует в сложнейших переговорах в Вене по соблюдению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), так называемой «ядерной сделке» (отказ от военной ядерной программы в обмен на снятие санкций). Первоначально она была заключена в 2015 году, однако Вашингтон вышел из нее при президенте США Дональде Трампе и даже ввел новые санкции. Россия в свою очередь ведет с США, НАТО и ОБСЕ содержательные переговоры по взаимным гарантиям безопасности. И тот, и другой переговорный процесс складывается трудно – и в обоих случаях по инициативе западных стран. В этих условиях намерение сверить часы, а заодно и проинвентаризировать состояние двусторонних отношений со стороны Москвы и Тегерана вполне логично.

Институт РУССТРАТ попросил посла Ирана в России Казема Джалали ответить в этой связи на ряд вопросов.

Господин посол, наши страны сегодня стали объектами системных санкций. Против Ирана только со стороны США их введено за 40 лет в общей сложности 1733 (такую цифру называли эксперты на январь 2021 года). Против России – меньше, зато все они уместились в шесть лет, и их постоянно наращивают в полуавтоматическом режиме. Что говорит ваш опыт по противодействию этой практике постоянного давления? Почему, даже когда виден свет в конце туннеля на тех или иных переговорах, к санкциям опять возвращаются?

Казем Джалали: На переговорах в Вене мы концентрируемся на снятии односторонних трансграничных и незаконных санкций, введенных против иранского народа. Правительство Соединенных Штатов Америки нарушает Резолюцию 2231 и является стороной, вышедшей из СВПД. Цель участия Ирана в ядерных переговорах заключается в снятии незаконных санкций, введенных против иранского народа. Все стороны достигли общего понимания о том, что США являются основным виновником и несут ответственность за нынешнюю ситуацию. Важно то, каким образом мы можем найти доступ к хорошей договоренности в Вене. Темы, являющиеся предметом разногласий, известны. Соединенные Штаты должны изменить свой подход для уверенности, которая нам необходима и для снятия санкций, введенных против иранского народа. Нам важно иметь эту уверенность в снятии санкций и иметь гарантии, необходимые для верификации.

Иран с доброй волей вступил в диалог в Вене, несмотря на нарушение обязательств по СВПД и выход из него, а также нарушение США Резолюции 2231 и бездействие европейских стран-членов СВПД в выполнении своих обязательств. Правительство Ирана, руководствуясь на переговорах прагматичным подходом, ориентированным на результат, верит в достижение одной хорошей договоренности. Однако это требует эффективной и верифицируемой отмены санкций и возвращения противоположных сторон к полным своим обязательствам. С учетом действий и нарушений Соединенными Штатами Америки закона, включая новые санкции этой страны, предоставление Соединенными Штатами ясных гарантий превратились в необходимость.

Как вам удается защищать свою экономику на столь длинной дистанции и как ее изменил этот санкционный прессинг? Бьют ведь по самым болезненным точкам, от экспорта энергоносителей до финансов. Вот России сейчас грозят отключением от межбанковской платежной системы SWIFT. Иран живет без нее уже некоторое время. Как находить выход из ситуаций, которые, по существу отключают от мировой экономики? Замыкаться в себе, на внутреннего потребителя?

Складывается впечатление, что со временем инструмент санкций Соединенных Штатов утратит свои свойства, и подвергаемые санкциям страны найдут пути для противостояния таким незаконным санкциям. Энергетические санкции наносят непоправимый ущерб мировой экономике и затрудняют экономический рост в мире, обычный процесс товарооборота сталкивается с многочисленными проблемами. На самом деле санкции в отношении иранской нефти на протяжении последних лет привели также к использованию внутренних возможностей в Иране, и в рамках экономики сопротивления различные торговые и индустриальные отрасли страны достигли значительного развития и технологических достижений.

Иран и Россия для противодействия незаконным американским санкциям подключили местную систему сообщений между центральными банками двух стран и на практике не используют систему SWIFT для взаимного товарообмена, осуществляемого с использованием национальных валют. Между центральными банками Ирана и России существуют планы, чтобы активизировать местную систему сообщений также и на пространстве Евразийского экономического союза, и даже подключить друг к другу платежные системы «МИР» и «ШЕТАБ» с тем, чтобы упростить товарооборот и взаимные транзакции. Таким образом, сегодня санкционный инструмент Соединенных Штатов полностью потерял свою эффективность и скоро станет предметом игнорирования со стороны различных стран.

Если в 1990-е годы под санкции попадали единицы стран, то в XXI веке это стало практикой давления против несогласных, тон в которой задают страны Запада, прежде всего США. Под него попали десятки стран, в том числе такие крупные, как Россия, Иран, Китай. Каковы шансы совместного противодействия этому прессу, который из политического оружия становится частью глобальной экономики и оружием конкурентной борьбы? Реальна ли координация или, скажем, партнерство стран, против которых вводят санкции? В каких сферах и между какими странами возможно взаимодействие?

Соединенные Штаты Америки на протяжении последних лет из-за уменьшения своей мировой мощи и утраты своей гегемонии, используя различные инструменты, противодействуют странам, которые намерены независимо жить в международной системе и не зависеть от великих держав. На деле Соединенные Штаты через политическое и экономическое давление восполняют свою слабость в политической и стратегической сферах, в снижении своего влияния в различных регионах мира и используют незаконный инструмент санкций в одностороннем порядке, что противоречит международным законам и является антигуманным, поскольку народы стран, находящихся под санкциями, испытывают затруднения в обеспечении необходимых потребностей, включая продукты питания и лекарственные препараты.

Конечно, страны, находящиеся под санкциями, включая Иран, Россию и другие, нашли необходимые практические пути для обеспечения своих экономических интересов в условиях санкций и продолжают сотрудничество во всех областях. Складывается впечатление, что в случае продолжения такой ошибочной политики со стороны Соединенных Штатов Америки, страны, находящиеся под санкциями, будут развивать свое сотрудничество в рамках политико-экономических союзов и не будут нуждаться в Соединенных Штатах. Региональные структуры, например, ШОС, БРИКС и Евразийский экономический союз, обеспечат взаимные интересы стран в этих целях. На самом деле Соединенные Штаты Америки в будущем столкнутся с проблемами, вытекающими из последствий своих незаконных санкций, и это ускорит падение Соединенных Штатов с глобального места в мировой системе. Эти санкции на деле подтолкнули нас к созданию клуба стран, находящихся под санкциями.

Перейдем к более конструктивным сюжетам. Иран в этом году объявил о начале подготовки к вступлению в Евразийский Экономический Союз в качестве постоянного члена. Какие этапы и сроки предусматривает эта подготовка? Какие конкретные задачи ставятся с иранской стороны? В каких областях это может изменить отношения между нашими странами в первую очередь?

В 2016 году Иран направил Евразийской экономической комиссии предложение о создании между Ираном и ЕАЭС зоны свободной торговли. После двух лет переговоров было заключено Временное соглашение, в итоге в 2019 году Иран временно на три года заключил таможенное Соглашение с этим экономическим союзом. На протяжении этих лет Иран смог, используя преференциальные тарифы, увеличить свой экспорт в некоторые страны Евразии, а также продолжить импорт некоторых сырьевых и основных товаров из евразийских стран. На протяжении этого периода сальдо торгового баланса Ирана со странами Евразии является положительным, только размер импорта из России превышает экспорт в эту страну.

Несколько месяцев тому назад началась работа в целях достижения Соглашения о свободной торговле между Ираном и евразийскими странами, и на этом направлении достигнут значительный прогресс. Так, на сегодняшний день 80 процентов текста данного Соглашения уже согласовано, оставшиеся 20 процентов также будут завершены на предстоящем заседании. В этом тексте рассматриваются, с одной стороны, меры нетарифного характера, с другой, – Список товаров, с тем, чтобы свести к нулю препятствия на пути к свободной торговле. Согласно прогнозам, если парламенты стран-членов Евразийского союза не будут против этой договоренности, то тогда в будущем будут созданы предпосылки для свободной торговли между двумя сторонами.

В разные времена говорили о масштабных экономических проектах между нашими странами – транспортных, энергетических, региональных. Какие из них сегодня Вы назвали бы наиболее перспективными? Например, транспортный коридор «Север – Юг» — это далекая перспектива или уже нет?

Иран и Россия являются двумя важными странами в регионе, для сотрудничества между ними во всех сферах существуют очень большие и важные возможности. Например, в сфере транзита можно отметить большое значение международного транспортного коридора «Север – Юг», где сроки и затраты потоков поставок товаров на пятьдесят процентов меньше, чем на традиционных морских маршрутах. В сфере энергетики Иран и Россия также имеют планы по развитию энергетического сотрудничества на двустороннем, региональном и международном уровнях, такие планы в настоящее время прорабатываются. В области обеспечения оборудованием энергетической отрасли две страны, обладая значительными технологиями, осуществляют между собой обмен опытом и реализуют программу совместного производства для удовлетворения как своих потребностей, так и поставок на экспорт.

Много говорили и о туристических проектах. Реальны ли они в эпоху пандемии?

Со времени начала пандемии коронавирусной инфекции туристическая отрасль была одной из наиболее пострадавших отраслей в мире, потому что почти все страны прекратили оформлять туристические визы. Однако постепенно и параллельно с процессом массовой вакцинации в различных странах данные ограничения смягчились. Иран и Россия на взаимной основе разрешили въезд туристам, дипломатические и консульские представительства Ирана и России оформляют своим гражданам туристические визы.

Одно из облегчений, которые предусматриваются двумя странами для поощрения взаимного туризма, заключается в отмене виз для туристических групп, соответствующий совместный План действий подписан в июне текущего года Министром по культурному наследию, туризму и ремеслам Ирана и Руководителем Федерального агентства по туризму России.

Согласно Соглашению и совместному Плану действий, группы численностью от 5 до 50 туристов из числа иранских и российских граждан без необходимости в визах будут иметь возможность посещать противоположные страны. Конечно, в данной связи необходимо финализировать некоторые исполнительные процедуры, например, представление туристических компаний.

Как Иран относится к проекту «Один пояс – один путь». Какие перспективы видятся в реализации этого проекта?

Считаем, что стратегические проекты Китая, например великий проект «Один пояс – один путь», соответствуют интересам Ирана. Соглашения, заключаемые в рамках инициативы «Один пояс – один путь», в общем, обеспечивают Ирану законные и инфраструктурные льготы. В то же время, благодаря соседству с Ираном многих стран, расположенных на пути коридора этой инициативы, создаются дальнейшие возможности для регионального сотрудничества. На самом деле, с реализацией этого проекта экономика Ирана может достичь таких целей, как: увеличение производства и занятости в экспортных отраслях, увеличение прибыльности от зарубежных поставок путем экспорта с опорой на производителей нетрадиционных отраслей, а также увеличение привлекательности инфраструктуры этого проекта для зарубежных инвестиций.

Если Иран правильно и в контексте национальных интересов будет использовать возможности данного Соглашения о сотрудничестве и инициативу «Один пояс – один путь», то Иран может достичь значительного результата. Заключаемые в рамках инициативы «Один пояс – один путь» соглашения между Ираном и Китаем, помимо обеспечения законных и структурных льгот в области увеличения торговли в целом, благодаря расположению стран региона Западной Азии, а также Средней Азии, являющихся соседями Ирана, на маршруте коридора инициативы «Один пояс – один путь», обеспечат еще большую возможность для регионального сотрудничества. Одним из самых важных шагов, который может воплотиться на практике согласно этим соглашениям, является использование преимуществ логистических коридоров, представленных в инициативе «Один пояс – один путь».

Афганистан и для Ирана, и для России – очень острая тема. Спешный уход США и их союзников по НАТО из этой страны в режиме аврала создал принципиально новую ситуацию, когда с непосредственными последствиями приходится иметь дело соседям Афганистана. Как вы оценивает московский формат взаимодействия? Или, может быть, вы видите другие форматы, которые могут объединить страны с очень разными взглядами и интересами по афганской проблеме?

Относительно заданного вопроса, в котором вы сказали «спешный уход», разрешите мне использовать другое выражение – «безответственный уход». То есть, речь идет не только о спешке во время ухода, но и о том, что этот уход был выполнен безответственным образом, и, может было бы лучше сказать, что они совершили бегство. В международном праве обычно зафиксированы такие условия, когда страны, оккупировавшие другую страну или вступившие с состояние войны с той или иной страной, во время ухода не должны оставлять структуры этой страны в разрушенном состоянии. К сожалению, это произошло в ходе безответственного выхода Соединенных Штатов Америки из Афганистана, многие структуры в этой стране не работают. Это стало неожиданностью даже для «Талибана»*, занявшего Кабул. И если мы внимательно посмотрим, то мы увидим, что в то время даже талибы* не были готовы войти в Кабул. Если сейчас мы посмотрим на ситуацию в Афганистане, то увидим, что эта страна столкнулась с гуманитарным кризисом, кризисом безопасности, экономическим кризисом и так далее. Существующие в этой стране условия создали проблемы для соседей Афганистана, как для России, так и для Ирана, но особенно для Ирана, потому что Иран находится ближе к Афганистану и имеет с ним общую границу. На наших границах мы сейчас сталкиваемся с многотысячным штурмом афганцев, желающих проникнуть на территорию Ирана как законным порядком через получение виз, так и незаконно. В контексте своего соседства мы сталкиваемся с такими условиями.

Естественно, если мы посмотрим на взаимодействие между двумя странами, то увидим, что Тегеран и Москва всегда в значительной степени осуществляют сотрудничество по многим региональным вопросам, включая тему Афганистана. Хотя по некоторым вопросам в части анализа условий у наших стран и были различающиеся точки зрения на оценку поведения Соединенных Штатов и мирный план, который продвигал Халиль Зад (спецпредставитель США – РУССТРАТ), Исламская Республика Иран никогда не считала его мирным планом, а считала его планом, разработанным для смены власти. ИРИ не участвовала в переговорном процессе и соответствующих заседаниях процесса, известным под названием «Доха». Однако, если мы оставим этот вопрос в стороне, Иран и Россия всегда проводили и проводят различные консультации между собой.

Сформировался очень хороший механизм в формате «Соседи Афганистана + Россия»; Россия была приглашена для участия в заседании в указанном формате, которое прошло в начале ноября в Тегеране. Формат «Соседи Афганистана + Россия» мы считаем крайне подходящим форматом для привлечения внимания к афганской проблеме. Помимо этого двусторонние ирано-российские консультации по проблеме Афганистана мы расцениваем как заслуживающие внимания и важное дело. Если Россия также предложит другие форматы, то их все можно рассмотреть.

Мы готовы к любому сотрудничеству с Россией по афганской проблеме. Единственный вопрос, на который мы обращаем внимание, и этот вопрос никак не относится в России, а относится к третьей стране, заключается в том, что мы думаем, что та третья страна не выполнила хорошо свою работу, и ответственность за эти бедствия и несчастья, которые мы сейчас видим в Афганистане, напрямую лежит на них, и мы не видим причин для сотрудничества с тем, кто ответственен за такую ситуацию хаоса.

В любом случае Исламская Республика Иран поддерживает любые усилия, которые направлены на установление мира и стабильности в Афганистане, а также помогают положить конец горю и страданиям народа этой страны. Однако, приоритетом является, чтобы такие усилия осуществлялись под эгидой Организации Объединенных Наций с тем, чтобы через ООН можно было разработать благоприятный механизм для оказания помощи афганскому народу под флагом Организации Объединенных Наций.

Как бы вы могли охарактеризовать перспективы политического и экономического сотрудничества между Москвой и Тегераном?

С учетом воли высших должностных лиц двух стран, направленной на долгосрочное развитие сотрудничества в текущих условиях, и несмотря на процесс международных изменений и переговоры по ядерной программе Ирана, на основании составленных документов, включая совместную комиссию и различные рабочие группы в области экономики и торговли, программа развития сотрудничества характеризуется благоприятным трендом, и две страны в условиях американского давления и незаконных санкций могут обеспечить взаимные потребности друг друга. Поэтому, перспектива сотрудничества двух стран будет многообещающей для его расширения и развития взаимного товарооборота. А также для реализации различных суперпроектов, которые будут учитывать не только интересы двух стран, но и создание сильного и стабильного региона. К счастью, политические связи Исламской Республики Иран и Российской Федерации находятся на очень хорошем уровне, налажены контакты, консультации, встречи, идет конструктивный и эффективный диалог между должностными лицами двух стран по двусторонней тематике, а также по важным региональным и международным вопросам. Лидеры двух стран обладают серьезной волей для развития отношений между Исламской Республикой Иран и Российской Федерацией во всех областях. Мы убеждены в том, что во время работы нового правительства Исламской Республики Иран, которое имеет особый взгляд на работу с соседями, включая Россию, даст Бог, эти отношения войдут в новую фазу, и мы станем свидетелями дальнейшего их расширения во всех сферах.

Если можно, в окончании нашего интервью, какая ваша любимая притча?

Если разрешите, вместо притчи я расскажу о словах и указаниях пророка Ислама и его пречистейшего рода, включая Имама Али – первого Имама шиитов мира, и относительно политики и власти сказать следующее. Имам Али сказал, что власть представляет ценность тогда, когда правитель при помощи этого политического инструмента может восстанавливать чьи-либо права и/или препятствовать недозволенному и восстанавливать в обществах человеческое достоинство, которое на протяжении веков и эр уничтожалось тиранами и угнетателями. Поэтому, с точки зрения шиитских имамов политика – это возможность для установления социальной справедливости, той справедливости, которую Коран называет «распределение чего-то строго по справедливости» и называет ее (справедливость) одной из самых основных целей миссий пророков (Мир им!).

Интервью провел заместитель директора Института РУССТРАТ Дмитрий Сабов

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Саудовская Аравия будет инвестировать в Россию Российские атомные ледоколы станут полноценными боевыми кораблями 7 мая состоится четвертая инаугурация президента России Владимира Путина Запад заставляет Белоруссию разорвать отношения с Россией В Британии считают, что Россия легко отделалась решением МОК

Лента публикаций